Для решения этой проблемы потребуется время – и второй референдум

Ни один из современных планов правительства Британии не был так раздавлен, как соглашение о Брекзит, подписанное парламентом 15 января. Решение об уходе Тэрезы Мэй с поста премьер-министра, которое уже два года продвигается Европейским Союзом, было отклонено после пятидневных дебатов 432 голосами против 202. Ее собственные консервативные члены парламента проголосовали против нее три к одному.

Мать парламента страдает от матери всех конституционных кризисов. Три года назад, в самом большом опросе в истории страны, Британцы проголосовали на референдуме за выход из Европейского Союза. Однако позже, парламент, выбранный теми же избирателями, посчитал условия выхода неприемлемыми. ЕС показывает слабую готовность к повторным переговорам. В то время как Мэй упрямо настаивает на этом. И если этот паззл не соберется к 29 марта, Британия проиграет по сделке полностью.

Для того, чтобы избежать катастрофу, необходимо запросить у ЕС чуть больше времени. Но даже если время будет на их стороне, члены парламента вряд ли согласятся с решением самой большой загадки Брекзита:  Какие условия выхода действительно удовлетворят желания людей? С каждой неделей, в течение которой члены парламента не могут ответить на этот вопрос, становится очевидным, что народ должен самостоятельно принять решение во втором референдуме.

Результаты референдума

Поражение на этой неделе, было результатом двухлетнего политического заблуждения. Первый референдум был выигран с маленьким отрывом с 52% до 48% (за и против соответственно). Однако вместо того, чтобы проконсультироваться с проигравшеми, Тереза Мэй решила продвигать жесткий вариант Брекзита, составленным откровенно слабо, с горсткой советников для того, чтобы угодить Консервативной партии. После того, как от нее отвернулось большинство в 2017 году, необходимость достижения консенсуса стала еще яснее. Даже после того, как парламент назначил свое право голоса решающим, она попыталась (и не смогла) сорвать голосование, предложив новый вариант раньше. Упорство Терезы Мэй, завоевавшее многих поклонников, теперь похоже на бред. 

Но причина кризиса заключается не только в плохом руководстве. Брекзит выявил две наиболее глубокие проблемы. Первая – касается трудностей с которыми, может столкнуться любая страна, которая попытается «вернуть контроль», как выразилась кампания «Leave», в глобализованном, взаимосвязанном мире. Если вернуть право устанавливать свои собственные правила и стандарты допустим для продуктов, по определению станет сложнее вести дела со странами, которые используют другие понятия о стандартах. Если вы захотите торговать, то вероятно вы будете следовать правилам более влиятельного партнера – что для Британии означает Европейский Союз или Америка только без права установки собственных правил. Таким образом, Брекзит стремится к тому, чтобы вернуть контроль в буквальном смысле, но потерять его в практическом. Движение «Leave» правдиво в том, что ЕС становится все более непривлекательным местом с его итальянскими популистами, французскими лидерами, заикающейся немецкой экономикой и хитрыми, бурлящими убер-бюрократами в Брюсселе. Однако, они не правы в том, что зловещее направление ЕС заставляет Британию покинуть свое место в Союзе.

Английская демократия

Вторая существенная проблема, с которой столкнулся Брекзит, касается демократии. Британия имеет многолетний опыт представительной демократии, где избиратели выбирают депутатов для принятия решений от их имени. Первый референдум 2016 года был редким проявлением прямой демократии, когда общественность напрямую решала вопрос о политике страны. Сегодняшний кризис в Британии был вызван двумя противоположными мнениями. Референдум дал четкую команду покинуть ЕС. Игнорировать это – значит сопротивляться воле народа. Тем не менее, депутаты в парламенте сделали столь же ясное и законное суждение, о том, что сделка Мэй с Брекзитом не отвечает интересам их избирателей. Отстранение членов парламента, как все время пыталась сделать миссис Мэй, было бы таким же извращением демократии.

Премьер-министр морально давила на депутатов, предложив поддержать сделку по Брекзиту в любом случае, утверждая, что даже если им это не понравится, за это проголосовали их избиратели. Это не так просто. Сделка с госпожой Мэй не так плоха, как об этом говорят некоторые из ее критиков, но она далека от того, что было обещано в 2016 году. Выброс с единого рынка, спад в отраслях от финансов до автомобилестроения, дестабилизация Северной Ирландии и плата за выход в размере 50 миллиардов долларов: ничего из этого не было объявлено в предыдущей кампании. Избиратели от движения «Leave» могут быть полностью довольны этим результаты. Но нечего говорить о том, что проголосовавшие за выход поддерживают особую версию выхода, предложенного госпожой Мэй. Именно поэтому обе стороны (парламент и премьер-министр) претендуют на то, чтобы представлять «реальную» волю народа. Для членов парламента поддержание сделки, которую они считают неправильной из-за отсылки к первому референдуму, который дал туманную инструкцию, не было бы ни представительной, ни прямой демократией – это было бы ужасным представлением и того, и другого.

Меньшее из зол

Первый шаг к решению этого беспорядка – остановить время. Поскольку сделка миссис Мэй мертва и новое соглашение не может быть заключено еще десять недель, приоритетом должно стоять недопущение окончания переговоров 29 марта без какой-либо сделки, чтобы было бы плохо для всей Европы и потенциально губительно для Великобритании. Если г-жа Мэй не будет просить о продлении, парламент должен проголосовать, чтобы дать себе право самостоятельно сделать это. Эта отчаянная мера перевернула бы долгосрочную конвенцию, в которой правительственные дела возьмут кураторство над членами парламента. Но если премьер-министр останется на том же пути, не заключая соглашение, депутаты обязаны взять все под свой контроль.

Со временем, возможно, удастся заключить сделку, с которой согласны и парламент и ЕС. Тогда постоянный таможенный союз или Норвежская модель может пройти. Но оба варианта потребовали бы компромиссов, таких как Британия отказывающаяся от права подписывать свои собственные торговые соглашения или поддерживающая свободное движение, которые противоречат некоторым обещаниям предвыборной компании.

Таким образом, любая сделка, будь то предложенная Терезой Мэй или дополненная, должна прислушиваться к избирателям. В любом случае никакая форма Брекзита не будет напоминать перспективы, которые народ получил в 2016 году. Возможно, избиратели и примут один из этих компромиссов; может быть нет. Но воля народа слишком важна, чтобы пропускать ее мимо ушей. Неспособность парламента определить и согласиться с тем, что на самом деле хочет страна, делает яснее, чем когда-либо, что единственный принципиальный выход из этих беспорядков – спуститься к народу и спросить.

О нас

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

Последние новости

20
апр2019

Журналист Обозревате...

Жестокое обращение с животными – опасный симптом

20
апр2019

Клавиатурные бои. Пс...

Интернет-публика делится на два типа: те, кто смело демонстрирует реальное «Я», и&nb...

20
апр2019

Конец соглашений

Рассказываем как две державы стали конкурентами

20
апр2019

«Скажи, что ты читае...

Популяризация чтения поставила важный вопрос правительству ребром.